Крещение

Таин­ство Кре­ще­ния явля­ет­ся две­рью в Цер­ковь как Цар­ство бла­го­да­ти — с него начи­на­ет­ся хри­сти­ан­ская жизнь. Кре­ще­ние — грань, отде­ля­ю­щая чле­нов тела Хри­сто­ва от про­чих людей, нахо­дя­щих­ся вне это­го тела. В Кре­ще­нии чело­век обле­ка­ет­ся во Хри­ста, по сло­вам апо­сто­ла Пав­ла, кото­рые поют­ся во вре­мя обхож­де­ния кре­ща­е­мых вокруг купе­ли: «Ели­цы во Хри­ста кре­сти­сте­ся, во Хри­ста обле­ко­сте­ся» (Гал. 3:27: «все вы, во Хри­ста кре­стив­ши­е­ся, во Хри­ста облек­лись»). В Кре­ще­нии чело­век уми­ра­ет для гре­хов­ной жиз­ни и вос­кре­са­ет в новую духов­ную жизнь, о чем гово­рит­ся в апо­столь­ском чте­нии, содер­жа­щем­ся в чино­по­сле­до­ва­нии таин­ства: «Все мы, кре­стив­ши­е­ся во Хри­ста Иису­са, в смерть Его кре­сти­лись. Итак, мы погреб­лись с Ним кре­ще­ни­ем в смерть, дабы, как Хри­стос вос­крес из мерт­вых сла­вою Отца, так и нам ходить в обнов­лен­ной жиз­ни… Если мы умер­ли со Хри­стом, то веру­ем, что и жить будем с Ним, зная, что Хри­стос, вос­крес­ши из мерт­вых, уже не уми­ра­ет, смерть уже не име­ет над ним вла­сти… Так и вы почи­тай­те себя мерт­вы­ми для гре­ха, живы­ми же для Бога» (Рим. 6:3–11).
Таин­ство Кре­ще­ния запо­ве­да­но Самим Хри­стом: «Иди­те, научи­те все наро­ды, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­то­го Духа» (Мф. 28:19). Запо­ведь Хри­ста вклю­ча­ет в себя основ­ные эле­мен­ты чино­по­сле­до­ва­ния таин­ства: пред­ва­ри­тель­ное науче­ние («огла­ше­ние»), без кото­ро­го вера не будет созна­тель­ной, погру­же­ние в воду (греч. baptismos бук­валь­но озна­ча­ет «погру­же­ние») и фор­му­лу «во имя Отца и Сына и Свя­то­го Духа».
В древ­ней Церк­ви Кре­ще­ние совер­ша­лось не еже­днев­но, по мере потреб­но­сти жела­ю­щих кре­стить­ся, как это прак­ти­ку­ет­ся сего­дня (в нашем хра­ме Кре­ще­ние совер­ша­ет­ся каж­дый день), а лишь по боль­шим празд­ни­кам, в осо­бен­но­сти на Пас­ху. Кре­ще­нию пред­ше­ство­ва­ли дол­гие меся­цы (ино­гда и годы) огла­ше­ния, когда гото­вя­щи­е­ся к Таин­ству при­хо­ди­ли в храм и слу­ша­ли бесе­ды епи­ско­па или свя­щен­ни­ка, рас­кры­вав­ших им смысл хри­сти­ан­ской жиз­ни.
В наше вре­мя, когда про­дол­жи­тель­ное огла­ше­ние не прак­ти­ку­ет­ся, перед допус­ком чело­ве­ка к Таин­ству, свя­щен­но­слу­жи­тель или кате­хи­за­тор про­во­дит не менее трех бесед, на кото­рых объ­яс­ня­ют­ся осно­вы пра­во­слав­ной веры и жиз­ни хри­сти­а­ни­на.
Вера явля­ет­ся глав­ным усло­ви­ем дей­ствен­но­сти Таин­ства («кто будет веро­вать и кре­стит­ся, спа­сен будет, а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет» — Мк. 16:16 Когда кре­стят мла­ден­цев испо­ве­да­ние веры про­из­но­сят вос­при­ем­ни­ки (крест­ные роди­те­ли), тем самым даю­щие обя­за­тель­ство вос­пи­тать детей в вере и сде­лать их Кре­ще­ние созна­тель­ным. Мла­де­нец, при­ни­ма­ю­щий Таин­ство, не может логи­че­ски осмыс­лить то, что про­ис­хо­дит с ним, одна­ко его душа вполне спо­соб­на вос­при­нять бла­го­дать Свя­то­го Духа. «Я верую, — пишет пре­по­доб­ный Симе­он Новый Бого­слов, — что кре­ще­ные мла­ден­цы освя­ща­ют­ся и сохра­ня­ют­ся под кро­вом Все­свя­то­го Духа и что они — овцы духов­но­го ста­да Хри­сто­ва и избран­ные агн­цы, ибо запе­чат­ле­ны зна­ме­ни­ем живо­тво­ря­ще­го Кре­ста и совер­шен­но осво­бож­де­ны от тиран­ства диа­во­ла». Одна­ко мла­ден­цам бла­го­дать Божья дает­ся как бы в залог их буду­щей веры, как семя, кото­рое бро­са­ют в зем­лю; но для того, что­бы из семе­ни вырос­ло дере­во и при­нес­ло пло­ды, тре­бу­ют­ся уси­лия и вос­при­ем­ни­ков, и само­го кре­ща­е­мо­го по мере его воз­рас­та­ния.
Таин­ство Кре­ще­ния совер­ша­ет­ся одна­жды в жиз­ни. В Кре­ще­нии чело­век полу­ча­ет осво­бож­де­ние от пер­во­род­но­го гре­ха и про­ще­ние всех сво­их гре­хов. Одна­ко оно явля­ет­ся лишь пер­вой сту­пе­нью вос­хож­де­ния души к Богу, и если за ним не сле­ду­ет обнов­ле­ние всей жиз­ни, духов­ное пере­рож­де­ние, реши­тель­ный отказ от дел «вет­хо­го чело­ве­ка», то оно не при­но­сит пло­да. Бла­го­дать Божья, полу­ча­е­мая в Кре­ще­нии как залог, как семя, будет про­рас­тать в чело­ве­ке и мно­го­об­раз­но про­яв­лять­ся на про­тя­же­нии всей его жиз­ни, если он стре­мит­ся ко Хри­сту, живет в Церк­ви и испол­ня­ет запо­ве­ди. Если же Кре­ще­ние было толь­ко фор­маль­но­стью, данью тра­ди­ции или моде, и чело­век про­дол­жа­ет жить как языч­ник или неве­ру­ю­щий, он лиша­ет­ся всех пло­дов Таин­ства, отлу­ча­ет себя от Хри­ста и извер­га­ет себя из Церк­ви. Одна­ко у него есть воз­мож­ность вер­нуть­ся в лоно Церк­ви через Таин­ство Пока­я­ния.

Венчание

Вен­ча­ние — бого­слу­же­ние, во вре­мя кото­ро­го совер­ша­ет­ся Таин­ство Бра­ка. В Пра­во­сла­вии брак — это Таин­ство, в кото­ром жених и неве­ста, соеди­нен­ные любо­вью и вза­им­ным согла­си­ем, полу­ча­ют бла­го­дать Божию преж­де все­го для сов­мест­но­го дости­же­ния Цар­ства Божье­го, а так­же для супру­же­ско­го сча­стья, для бла­го­сло­вен­но­го рож­де­ния и хри­сти­ан­ско­го вос­пи­та­ния детей. Вен­ча­ние совер­ша­ет­ся свя­щен­ни­ком (очень ред­ко архи­ере­ем), при­чем при­ня­то, что­бы свя­щен­ник был из бело­го (не мона­ше­ству­ю­ще­го) духо­вен­ства. В прак­ти­ке Пра­во­слав­ной Церк­ви вен­ча­ние при­ня­то совер­шать после обру­че­ния.

Любовь меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной явля­ет­ся одной из важ­ных тем биб­лей­ско­го бла­го­ве­стия. Как гово­рит Сам Бог в Кни­ге Бытия, «оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут двое одна плоть»» (Быт. 2:24). Важ­но отме­тить, что брак уста­нов­лен Богом в раю, то есть он не явля­ет­ся послед­стви­ем гре­хо­па­де­ния. Биб­лия повест­ву­ет о супру­же­ских парах, на кото­рых было осо­бое бла­го­сло­ве­ние Божье, выра­зив­ше­е­ся в умно­же­нии их потом­ства: Авра­ам и Сар­ра, Иса­ак и Ревек­ка, Иаков и Рахиль. Любовь вос­пе­ва­ет­ся в Песне Пес­ней Соло­мо­на — кни­ге, кото­рая, несмот­ря на все алле­го­ри­че­ские и мисти­че­ские интер­пре­та­ции Свя­тых Отцов, не утра­чи­ва­ет сво­е­го бук­валь­но­го смыс­ла.
Пер­вым чудом Хри­ста было пре­тво­ре­ние воды в вино на бра­ке в Кане Гали­лей­ской, что пони­ма­ет­ся свя­то­оте­че­ской тра­ди­ци­ей как бла­го­сло­ве­ние брач­но­го сою­за: «Мы утвер­жда­ем, — гово­рит свя­ти­тель Кирилл Алек­сан­дрий­ский, — что Он (Хри­стос) бла­го­сло­вил брак в соот­вет­ствии с домо­стро­и­тель­ством, по кото­ро­му Он стал чело­ве­ком и пошел… на брач­ный пир в Кане Гали­лей­ской (Ин. 2:1–11)».
В бра­ке про­ис­хо­дит пре­об­ра­же­ние чело­ве­ка, пре­одо­ле­ние оди­но­че­ства и замкну­то­сти, про­яв­ле­ние и реа­ли­за­ция его лич­но­сти. Про­то­и­е­рей Иоанн Мей­ен­дорф так опре­де­ля­ет сущ­ность хри­сти­ан­ско­го бра­ка: «Хри­сти­а­нин при­зван — уже в этом мире — иметь опыт новой жиз­ни, стать граж­да­ни­ном Цар­ства; и это воз­мож­но для него в бра­ке. Таким обра­зом, брак пере­ста­ет быть толь­ко лишь удо­вле­тво­ре­ни­ем вре­мен­ных есте­ствен­ных побуж­де­ний… Брак — это уни­каль­ный союз двух существ в люб­ви, двух существ, кото­рые могут пре­взой­ти свою соб­ствен­ную чело­ве­че­скую при­ро­ду и быть соеди­нен­ны­ми не толь­ко «друг с дру­гом», но и «во Хри­сте».
При­да­вая такое исклю­чи­тель­но высо­кое зна­че­ние бра­ку, Цер­ковь отри­ца­тель­но отно­сит­ся к раз­во­ду, а так­же вто­ро­му или тре­тье­му бра­ку, если послед­ние не вызва­ны осо­бы­ми обсто­я­тель­ства­ми, как, напри­мер, нару­ше­ни­ем супру­же­ской вер­но­сти той или дру­гой сто­ро­ной. Такое отно­ше­ние осно­ва­но на уче­нии Хри­ста, Кото­рый толь­ко супру­же­скую изме­ну назы­вал доста­точ­ным осно­ва­ни­ем для раз­во­да. В этом слу­чае, а так­же в слу­чае смер­ти одно­го из супру­гов или в дру­гих исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях Цер­ковь бла­го­слов­ля­ет вто­рой и тре­тий брак.

Что может пре­пят­ство­вать хри­сти­ан­ско­му бра­ку?
Пра­во­слав­ная Цер­ковь счи­та­ет граж­дан­ским бра­ком тот брак , кото­рый запе­ги­стри­ро­ван в ЗАГСе и как факт при­зна­ет его и не счи­та­ет неза­кон­ным блуд­ным сожи­тель­ством, хотя они и лишен­ны бла­го­да­ти как чело­ве­че­ское устро­е­ние. Усло­вия заклю­че­ния бра­ка по граж­дан­ско­му зако­но­да­тель­ству и по цер­ков­ным кано­нам име­ют раз­ли­чия. Не вся­кий граж­дан­ский брак может быть освя­щен Цер­ко­вью. Но заклю­че­ние граж­дан­ско­го бра­ка явля­ет­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для Вен­ча­ния.

Цер­ковь не допус­ка­ет вступ­ле­ние в брак более трех раз, тогда как по граж­дан­ско­му зако­но­да­тель­ству раз­ре­шен чет­вер­тый и пятый брак, кото­рые Цер­ковь не бла­го­слов­ля­ет.

Вен­ча­ние невоз­мож­но, если кто-либо из супру­гов не кре­щен и не соби­ра­ет­ся при­нять кре­ще­ние перед вен­ча­ни­ем или при­шел на вен­ча­ние по чужой воле.

Вен­ча­ние невоз­мож­но, если один из супру­гов фак­ти­че­ски состо­ит в бра­ке с дру­гим лицом. Для это­го необ­хо­ди­мо рас­тор­же­ние граж­дан­ско­го бра­ка, а если брак был цер­ков­ный, обя­за­тель­но взять раз­ре­ше­ние архи­ерея на рас­тор­же­ние его и бла­го­сло­ве­ние на вступ­ле­ние в новый брак.

Пре­пят­стви­ем к совер­ше­нию бра­ко­вен­ча­ния явля­ет­ся кров­ное или духов­ное род­ство жени­ха и неве­сты.
В Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви вен­ча­ние не совер­ша­ет­ся во все посты, на Пас­халь­ной неде­ле, на свят­ках, в дни нака­нуне дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков и вос­кре­се­нья (т.е. в суб­бо­ту), а так­же нака­нуне сре­ды и пят­ни­цы (т.е. во втор­ник и чет­верг).

Таинства

ТАИНСТВА ПРАВОСЛАВНЫЕ, учре­жден­ные боже­ствен­ным про­ви­де­ни­ем свя­щен­но­дей­ствия, явлен­ные в пра­во­слав­ных цер­ков­ных обря­дах, через кото­рые веру­ю­щим сооб­ща­ет­ся неви­ди­мая боже­ствен­ная бла­го­дать. В пра­во­сла­вии при­ня­то семь таинств, семь даров Свя­то­го Духа: кре­ще­ние, миро­по­ма­за­ние, евха­ри­стия (при­ча­ще­ние), пока­я­ние, таин­ство свя­щен­ства, таин­ство бра­ка и еле­освя­ще­ние. Кре­ще­ние, пока­я­ние и евха­ри­стия уста­нов­ле­ны самим Иису­сом Хри­стом, о чем сооб­ща­ет­ся в Новом Заве­те.